«Карелия. Реальность Аномальной Зоны» Часть 2 — Рассказ Сергея Волкова

Рассказ Сергея Волкова

Путь. Если знаешь куда идешь, на дорогу не смотришь. Если нет, то она полна знаков, притяжений, цветов и звуков, жизни. Ритм твоих шагов сливается с дыханием, стук сердца с шелестом листьев, журчанием ручья. Ты перестаешь идти и начинаешь жить дорогой, становишься ей, а она — тобой. Идти — самое естественное состояние человека, оно не утомляет, как не утомляет дыхание или биение сердца.

Я шел никуда не торопясь, а поскольку я знал нужное мне место только по описанию, я обращал внимание на все. Точное время возвращения не определено, от всех дел в лагере и людей я как-то сразу освободился. Орел сказал мне: «Иди, и когда будет нужно, вернешься обратно». Я и пошел, ничего с собой не взял, зажигалка, сигареты и посох. Знаю, где-то впереди Черная речка, куда надо попасть, и иду. По дороге два раза останавливался. Первый раз увидел очень интересные следы на дороге, как будто двое детей шли. Песок, следы четкие, отпечатки обуви, а размер детский, одни побольше, другие поменьше. Других следов нет, откуда здесь детям взяться, до деревни километров сорок. Я пошел по следам, через два километра они уходят в сторону на болото и там теряются. Я туда, и через какое-то время выхожу на скальный выход. Очень интересный, красный гранит и белый кварцит вместе. Там камень, на камне — четкий рисунок, похожий на карту России. Постоял, посмотрел, чего делать, дальше пошел.

Еще немного прошел, мне дорогу ворон перелетает и в сторону уходит. Садится, зовет. Я туда к нему через лес. Подхожу, вижу другой камень, весь заросший мхом, а энергетика очень интересная, и холодом от него веет. На меня трудотерапия нашла, я весь камень ото мха вычистил, как будто это надо было сделать. Стою, меня тянет дальше в сторону. Пошел дальше, выхожу на полянку, скала такая приличная, по форме кита напоминает, и тоже вся мхом заросшая. А от нее наоборот тепло идет. Опять начал работать, очищать ее ото мха. Потому что понимаю, надо сделать так. Почистил, постоял, пошел обратно к камню, и нашел между ними границу. Стоишь там, руки в стороны, и одной руке тепло, а другой холодно. Постоял, вернулся на дорогу и пошел дальше.

Дошел до большого озера, сижу, отдыхаю, энергия там потрясающая. Там кругом рыбацкие стоянки. Мусор оставили всякий. Я пока курил, все это дело в костер. Дальше пошел, а там до речки буквально метров сто осталось. Я увидел ее, остановился, и тут на другой стороне большое сухое дерево с треском падает в воду. И я понял, что пришел.

Место. Когда придешь, ты поймешь. Увидишь, услышишь, почувствуешь. Найди свое место, найди его. Ты можешь искать час или минуту, не важно, найди его. Стань им или сделай его своим, на время или навсегда, дай ему что-нибудь или возьми, настройся, ты поймешь как, а если нет — иди обратно. Если сможешь — оно не причинит вреда, оно будет жить в тебе, а ты в нем, сколько захочешь, даже когда уйдешь в другое место.

Сначала я к реке близко не подходил, как будто не надо было. Но все равно, как было сказано, открыл частоту Миди, стал настраиваться на поле Земли. Река начала разговаривать со мной. Журчащие переливы — пение и голоса, я все отпустил и остался в этом потоке. Стал видеть реку другой. Понять, что река единое живое существо, умом невозможно, но когда увидишь, поймешь, что это так на самом деле.

Река. Вода ее темна. Поговори с ней, попей, умойся. Поговори не с рекой — с водой. Не спи у реки.

Меня потянуло на мостик через реку. Интересно, что именно в этом месте старая грунтовка обрывается. Мост разрушен, остались лишь три бревна от него. Не пускает река дальше машины, а пешком, пожалуйста, проходи. Я сел на бревно, потом лег. Подо мной течет черная вода, надо мной в ту же сторону бегут по небу облака. Между землей и водой все течет, ход времени, ты его ощущаешь, это точно. Но здесь он совсем другой. Потому что по внутреннему времени прошло не меньше часа, когда лежал там, а по часам всего пятнадцать минут. Здесь эти временные аномалии сплошь и рядом, но привыкнуть к ним все равно не сможешь. Поэтому и ритм твоей жизни другой. Я начинаю видеть и понимать, что в сторону от меня, вверх по реке времени, все совсем по-другому. Там другая реальность.

Время, время, а оно и там и здесь, и везде свое. Дело к ночи, и без костра нельзя. Да к тому же местные рыбаки здесь все дрова пожгли, а взамен оставили мусор какой-то, коробки, шалашики свои. На меня опять приступ трудотерапии находит, потому что надо. Я все место вокруг от мусора очищаю. Дров натаскал прилично, так чтобы на всю ночь. И место для костра сразу определилось, чуть в стороне от реки. Пока все эти дела переделал, начало темнеть.

Огонь. Позаботься о нем потому, что придет время, и он позаботится о тебе. Огонь это ты. Это твой брат, отец и мать, это твоя жизнь и твой разум. Это единственное, что удержит тебя в реальности, защитит, обогреет и спасет от всего, даже от тебя самого. Слушай огонь, говори с ним, стань им. Пока горит огонь, ты — это ты. Огонь не умеет врать.

Как стемнело, всё началось. Опять голоса реки и леса пошли. Эффект присутствия, даже давления. Я понимаю, что основной урок только начинается, я еще не свой здесь. Меня уже начинает подколбашивать, страх начинает идти. Такой дремучий, из самой глубины, какой не просыпался, наверное, с самого детства. А я ведь один, кругом ни души на много километров, кричи, беги. Страх еще сильнее будет. И тут, на реке, звуки совершенно явственные, как камень в воду падает с бульканьем, только очень громко. Неестественно громко. Я знаю, что мне надо встать и подойти туда, посмотреть. Я знаю, что нельзя ничего бояться, что страх убить может. Но ничего поделать с собой не могу. Меня аж тошнит, выворачивает от страха, тело отказывается идти. В результате я пополз туда, к речке, потому что понимаю, надо. Сейчас или никогда. Полз, полз, не дополз. Вроде отпустило. Тут костер пошел, я понял, что надо возвращаться к огню.

Страх. Познай себя, рассмотри со всех сторон, изнутри и снаружи. Не ври себе. Кто хозяин в доме твоем? Чего ты боишься? Сейчас ты узнаешь. Убей себя, и ты узнаешь. Оставь все, как есть, и не узнаешь ничего. Устрой себе похороны или брось так, не важно, главное — умри, наконец. После своей смерти ты хозяин себе, и не боишься ничего, ничего вообще.

Огонь показал мне все в ту ночь. Я сидел и смотрел на него, долго смотрел, пока все не ушло. Остался я и огонь. Дальше я начинаю видеть прямо в огне. Вижу мост через реку, то место, до которого я только что не дополз. Огонь мне все показывает. Справа от моста открывается портал, я вижу другую реальность. Реальность в общем похожа на наш мир, небо синее, трава зеленая, холм с лесом прямо передо мной. Ничего там такого удивительного, чтобы сразу поразило, нет. Но, все равно, там не так. Как это описать. Там трава зеленее, небо голубее, холм холмистее. Ну и так далее. Настоящий мир, яркий, как в детстве видишь. И времени там нет, наверное, поэтому так ярко все воспринимаешь.

Я туда иду, но не один, чувствую, что кого-то за руку волоку за собой. Оборачиваюсь, смотрю, а это я. Умом я понимаю, что я на самом деле сижу и смотрю в огонь. Другой идет в том мире на холм. Уверенно так идет, с лопатой в руке. А третий волочится за ним по земле. Чего тут скажешь? Шизофрения полная, про раздвоение личности все слышали, а про «растроение». Я ведь четко осознаю каждое из своих тел, каждое из них я, но каждое разное при этом. Это не подселения, не сущности во мне, это все я. Тот, который сидит, вообще не при делах, тот же, кто пошел, идет так решительно на холм. Я понимаю, что остановить его не удастся. Кому остановить, кого?

Он идет, тащит меня за собой, поднимается на вершину холма, останавливается, берет лопату, начинает копать яму. Я понимаю, что он, а точнее я, сейчас меня и закопает там. Того, что притащил туда. Я знаю, что так надо, это тело точно надо закопать, потому что оно уже достало. Вместе с ним уйдет все старое, ненужное, пустое. Уйдет и тот страх, который давил меня. И я спокойно смотрю на собственные похороны, которые я же и провожу. Выкопал яму, опустил тело туда и присыпал его землей. Постоял, посмотрел на то небо, подышал тем воздухом и простился. Вернулся обратно к себе. Портал исчез, а я опять один, сижу и смотрю в огонь. Но все вокруг совсем по-другому. Я понимаю. Что я здесь полностью свой. Что это непростое место приняло меня. Что сюда я буду не раз возвращаться, даже на астрале, чтобы силы почерпнуть или побыть самим собой. Там, рядом со своей могилой, и здесь, рядом со своей рекой.

Страх ушел полностью, и опять время. В том мире я пробыл по внутреннему времени не меньше трех часов, здесь прошло двадцать минут. Угораздило же часы взять с собой. Но там времени нет вообще. Я сходил к реке, умылся и спокойно лег спать, не думая ни о чем уже. Только что, от страха трясло, а теперь я спокойно лежу около костра. Я уже стал другим.

Время. Побудь между водой и небом на мосту. Побудь подольше. Над мостом — вход. Войди. Время здесь — перекресток, пройди по нему туда и обратно, спустись и поднимись, главное — поднимись, здесь это легко. Запомни как. Захочешь выйти — ищи свой костер.

Проснулся уже утром. И ощутил простую радость. Детскую. Радость возвращения в свой мир обновленным, другим человеком. Понимаю, что урок Черной реки для меня закончен, и надо уходить. Убрал все за собой, попрощался с рекой и пошел. Отошел немного, оборачиваюсь, вижу, над лесом физическое НЛО висит. Красивое такое. Золотой шар с серебристым свечением по диаметру. Смотрю и думаю. Ну, НЛО, и чего? Я им не нужен, они мне тоже. Я уже своё получил. Развернулся и пошел в лагерь.

Возвращение. Ты поймешь, когда пора возвращаться. Не забудь попрощаться. От тебя здесь должен остаться только пепел. Ты пришел сюда одним, а уходишь другим. Целым. Прошло много времени, друзья не узнают тебя, но ты узнаешь их. Дай им то, что они просят.

***

Сергей действительно вернулся другим человеком. Отсутствие страха, детская радость, оставленные условности. Совершенство проявляется в свободе. Хочешь, не хочешь, а опыт вне ума полностью меняет человека. В лагере про Сергея не забыли, конечно, и волновались, когда узнали, что он ночует один за пятнадцать километров. Поэтому радость встречи не была наигранной. Но он принес другие энергии, и пока тут все плавали в собственных переживаниях, он уже прошел и стал другим. Его возвращение дало новый толчок всей группе, начался этап постижений и самостоятельных маршрутов участников.

А встреча действительно оказалась интересной. Светлана подбежала к нему, начала причитать, жалеть, да как он там без еды больше суток, один в лесу. Он от нее в сторону отодвигается, она за ним. Он ей говорит, что все хорошо, а она опять за свое. Села напротив, на пеньке, и давай доставать. Кончилось дело тем, что Сергей издал громкий, не поддающийся повторению звук, куда вложил часть новой энергии. Она как сидела, так вместе с пеньком в сторону и отлетела. Кто видел, удивился сильно, как поменялся человек. Отсутствие страха — действительно свобода, не делать то, что хочешь, а проводить нужное. Часто величие человека проявляется в мелочах.

Сергей попал и в другую конфликтную ситуацию, несколькими днями позже, прямо перед отъездом. Ему пришлось спорить с тремя товарищами, один из которых майор ВДВ, другой инструктор по рукопашному бою, а третий просто выше на голову. Он в этой ситуации был прав, но как отстоять правоту. Помахивая кочергой, случайно оказавшейся в его руке, он увел своих товарищей от неправильного понимания, а на утро к своей чести вернул их хорошее расположение к себе. Когда человек проходит здесь, он проходит везде.