«Один день на Воттовааре», Ольга Бошенкова

Ольга Бошенкова

 

 

 

 

 

То, что это место «позвало» к себе стало понятно еще в Москве, когда на встрече в клубе «Вход-Выход» Дмитрий показал фильм о летней экспедиции на Воттоваару. Зазвучала музыка, по всему телу прокатилась волна доселе неведомых эмоций. Хотя нет, эмоций ведомых по отдельности, но не переплетенных вместе в сумасшедший по энергиям букет — счастья, экстаза, боли, радости, тревоги, любви, вины, освобождения, полета, свободы…Несколько жизней «отмоталось» назад и вернулось к исходной точке. Картинки на плоском экране стали какими-то объемными. Увидела фрагменты давно забытых и только сейчас всплывших в памяти до боли знакомых пейзажей. И в голове молоточком застучало — «Хочу туда!».

И вот я на Воттовааре! Место Силы! Что это такое? Место девственных озер с изумительно чистой и вкусной водой? — Да! Место живых камней? — Да! Место, где меняется твое представление о себе? — Да! Место откровений, озарений, открытий? Да! Да! И Да!

Это место, где каждый день вносит в тебя что-то новое, до этого неведанное. Т.е. не ведала, что такое может быть. Например. Пошли мы с утра в поход во главе с нашим чудо-проводником Дмитрием! Почему «чудо»? Потому что весь этот долгий-долгий день Дмитрий был для меня попеременно то Чудовищем, то Чудеснейшим человеком. Ну вот, иду я последней в цепочке. Мы уже побывали на Горе, и вроде бы как в лагерь возвращаемся. Смеркается. А мы все выписываем круги, и вроде как места уже знакомые попадаются. А я, в «мирской жизни», себя считала «сильной леди», привыкшей рассчитывать на свои силы. А тут плетусь последняя, даже сил нет бубнить: «Первая чакра, первая чакра, первая чакра» (это я так «заземлялась»). Впереди «маячит» спина Жорика, расстояние между нами все увеличивается и увеличивается, и вот я ее (спину) уже почти не вижу. А тут камень лежит, такой большой, такой теплый, такой ... И вроде как манит меня к себе. И я уже смотрю на все как бы со стороны. На меня накатило такое блаженство! Это трудно описать! Только Я и Камень! Попробую в стихах.

Я в ложе матки оказалась
Что в глыбе каменной сокрыто.
Счастливая, калачиком свернулась,
Я та, что еще на свет не выходила.
И тишина, спокойствие, блаженство,
Что было — не было — уже все не со мной.
И все что будет — лишь один покой,
Прекрасен этот миг — миг возвращения домой.
Но вот опять снаружи голоса — еще не время, мне пора.
Я говорю Истоку — «Мой Господь,
Я поняла Твою простую Суть!»
Он мне в ответ биеньем сердца — «Будь!»
 

Ну, примерно так. До меня откуда-то издалека стало доноситься могучее Воеводинское: «Э-ге-гей». «Дошли до лагеря!» — порадовалась я за них. Именно за них. Себя я уже отделила от остальных. Я здесь — и мне хорошо. Они — там и им скоро тоже будет хорошо. Только хотела опять нырнуть в блаженство, не тут то было! До меня стало доноситься разноголосье: «Оля! Оля!». Это же меня зовут! Захотелось крикнуть — «Оставьте меня в покое, идите без меня!», но на крик не было сил. Как-то неубедительно ответила — «Я здесь!». До меня хоть и медленно, но «дошло» из-за кого весь этот переполох! И я пошла на голоса. Шла нехотя, как во сне, выражение «сама не своя» стало вдруг очень понятным. И лагеря радом нет, и нам опять еще идти и идти за нашим чудо-проводником, местами просто «чудесным волшебником», местами «просто чудовищем!»

Пошел дождь, накатила ночь. А мы все шли и шли. Но я уже не была последней. Замыкал цепочку (т.е. присматривал за мной) Артем — молодой, сильный, выносливый. Его крепкую руку помощи я ощущала и физически и психически на всем остальном участке пути. Тёма, спасибо тебе!

В лагерь, конечно, все добрались. Мокрые, усталые и счастливые, еще долго сидели у костра. Не было ни сил, ни желания расходиться по палаткам. Всматриваюсь в лица. Кто мы? Такие разные и такие близкие? Вечные странники! До новых встреч!

Ольга Бошенкова

осень 2007г.