«Карелия. Реальность Аномальной Зоны» Часть 2 — Вода. Время Волка.

Вода

Время Волка

Ночь–день, зима–лето, время Волка настало, и серая мгла все с утра накрывала. Дул с Севера ветер, мглу–воду тянул за собой. Искрами, пламенем бесновался мой костер. Вот дождь полился в серой мгле облаков. Ночь-день, время Волка — слезы Богов.

Волк зверь могучий, свобода Воды, неподвластный контролю, хозяин миров. Напором мощным мой легкий дом всколыхнул, я вышел навстречу. Хозяин пришел.

Урок доверия Волку. Я спокойно стою к его Ветру лицом. Этот ветер меня наполняет Водой. Пусть дарит мне Знание. Все запреты долой. Пусть учит Свободе, ведет воем домой.

Уроки Волка воспринять не просто, Орел улетел, Ворон сидит на костях. Ждет время свое, оно следом идет. Медведь же пожаром кипит. Он силу Волка сейчас признать не желает. Пусть же придет равновесие стихий. Урок времени Волка, он для всех не простой.

Я встал, отдышался, урок Волка принял. Руки трясутся, в сердце пожар. Голову ломит страшный удар, поясница гудит, перед глазами круги. Все тело полно от белой воды.

Но я в порядке, держу стихии удар. Я сам так просил, урок — это Дар. Был в логове волчьем, взял там поток. Теперь в Чуме Волка Шамана жгу свой костерок. Сплетение линий, идет дым-дух Огня. Спасибо, Брат Волк, за урок для меня.

Вот Ворон проснулся и со мной говорит, а я его спрашиваю, когда время твое наступит, старик? Когда вечер-утро, осень-весна? Не весел Брат Ворон, он за Волком еще, лишь белые кости собирает с тропы его.

Твое время наступит, будет осень-весна. И мы споем вместе, мягкие Ворона песни в эпоху Любви и Добра.

Ну все, Брат, поехал, мне пора звать твое время. А то Волк совсем замочил нас дождями.

***

Удар стихии, но мы живем в этом круге энергий и способны выдержать. Хотя чаще выбираем возможность просто отгородиться от него. Поэтому прячемся всю жизнь в теплых домах и уютных квартирах.  Вот и я отлеживаюсь в Чуме Волка, жгу костерок в каменном очаге, прислушиваюсь к неистовому ветру Севера, к падающим каплям. Здесь хорошо все понимать, недаром Волк шаманил, крутил поток в чуме. Вот и сейчас сырой дым идет клубами по спирали, рисует картины, и, уходя в просвет чума, питает нависший туман. Все хорошо, в ритме.

Нам тяжело понять и принять урок стихии. Стихия Воды все начинает и все заканчивает. Так было не раз в истории цивилизации и планеты вообще. Жизнь расцветала лишь в периоды от одной катастрофы до другой. Катастроф было много, немного дошло до нас их свидетельств. Метеоритный удар по древней Гондване (Гондвана — древний материк Земли), гибель Атлантиды. Память о последней катастрофе — ледниковом периоде — жива до сих пор, особенно здесь на Севере. В каждом камне и дереве, в бескрайних болотах и множестве озер. А ведь когда-то здесь все было по-другому. Пастбища цветущих трав, полные реликтовых животных. Мамонты и носороги, исполинские олени, саблезубые тигры и пещерные медведи. Были здесь племена первобытных людей, в борьбе за жизнь медленно оттачивался дух человека. Но были и те, кто называли себя — дети Солнца. Была сверхразумная человеческая цивилизация. Как в нашей памяти они остались — Беловодье, Гиперборея, или как еще, совершенно не важно. Мы только учимся понимать их. Здесь была столица древней цивилизации — Город Солнца, с храмами и садами, капищами и лабиринтами. Но могущество детей Солнца было не в силе, а в Силе. Римский историк Тацит писал об их наследниках: Беспечны по отношению к людям, беспечны по отношению к божествам, достигшие возможности не испытывать нужды ни в чем, даже в желаниях.

Город Солнца был и будет планетарной столицей. То могущество, которое безуспешно стяжали завоеватели и диктаторы нашей эпохи, было беспечно достигнуто древними. Не за счет войн, а за счет Знания. Они знали все секреты Земли, могли мгновенно перемещаться в пространстве и менять облик. Они могли диктовать свою волю и намерение через информационно активные точки Земли. Знали, как их разбудить, в какой последовательности, и на что настроить. Они безупречные проводники космического намерения, не имеющие права на ошибку. Для всего этого им было достаточно просто находиться в точке планетарного значения, где и был Город Солнца. Их знания не ушли бесследно. Загадочные и непонятные нам культы Солнца существовали практически во всех уголках Земли. Некоторые культы переняли планетарный и космический масштаб. Теотихуакан, Тула, Монте Альбан в Мексике, Долина Царей в Египте, Мачу Пикчу, долина Наска в Перу, остров Пасхи в Тихом океане, британский Стоунхендж, города зороастрийцев. И бесчисленные осколки древнего знания, разбросанные по всей планете. Знания единого для всей планеты, без разделения, в равновесии стихий, в согласии Абсолюта.

Эпоха разделения и самоуничтожения шла на смену, вслед за ледником, вместе с проснувшейся силой диких людей. Знание нашей эпохи никогда не принимало на планете того масштаба, а главное той ясности понимания. Будь то Рим, Македония и Афины, Иудея, Мекка, Индия, Древний Китай, Япония или Тибет. Современное знание, доступное нам — это лишь отголоски, бегство в никуда, как бегство иудеев из Египта.

Уничтожение Города Солнца в ледниковый период — следствие глобальной перемены космических эпох и выхода из равновесия. Причина — разделение единого космического намерения, формирование геоспецифичных культов, то есть привязанных к определенной земной ситуации. Поиск лидерства и могущества, конец единого планетарного культа Солнца. Цель — новое развитие на новом витке. Когда сотрутся все различия между нациями, вероисповеданием, тогда и появится новая единая сверхразумная раса, чтобы начать все сначала.

Город Солнца никуда не исчез, эта реальность существует, но доступна, из ныне живущих, единицам. Тем, кто был там и вернулся, чтобы все вернуть. Мы не найдем останков небожителей, но камни — стихия Абсолюта и поныне хранят память о них. Память просыпается в каждом из нас, кто пришел на эти места по неведомому зову. Кто вспомнил себя.

Эта память проснулась и во мне. Я видел храмы и строения, видел себя там. Видел незримые потоки и просто запускал то, что работало когда-то. Я видел этот Великий Город, прошлый и будущий, и вопроса веры для меня нет, как и сомнений.

Она начинается с простых вещей, наша память вечности. Как проснувшийся ребенок постигает новый мир, мы вспоминаем свой, вечный. Вещи простые и не вызывающие вопросов у пятилетнего мальчика, выросшего в племени индейцев, у взрослых городских дяденек и тетенек, вызывают оторопь, изумление, краткосрочное затмение умственной деятельности.

***

На Гору Любви я поднялся под утро. Восток заалел, знак хороший. Все, на горе я начинаю, УККО Великий, открой Небо. Я помню, как прощался восходом Восток в мою руку, время Орла уходило.

УККО. Открой Чистое Небо. Сердце зажглось в сплетении старых корней, теперь все в Огонь. Костер вышел на камень. Гори же, гори, пусть откроется Солнце, но Север ярится, бьет ветром вперед.

Сейчас мой костер — во власти стихии Волка, он жжет руки и греет жестко. Я сижу и жду, что-то будет точно. Недаром Небо с Востока расходится чистым светом, да еще против ветра. Внезапно под костром раздался громкий треск. Валун начал лопаться, сходить пластинами под ярым волчьим костром. Я угли убрал и освободил белый камень. Вот он белый камень, гигантский кристалл — это Сердце Земли. Долой убираю все старые мхи, теперь ты свободен. Все Небо зажги!

Тем временем Солнце сияло вокруг. Рассвет Любви времени Волка, на небе четкий голубой круг.

Я сердцем питался от горячего камня. Все, культ окончен, пойду до поры. Когда я спускался, Ворон тревожно кричал, как вышел из зоны и вновь тучи зашли. Опять время Волка накрыло все мглой. Но так надо, здесь путь мой простой. Всему свое время, и мгла Волка нужна, землю Севера щедро питает она. Сердца людей побуждает, и верить, и ждать. И новый день Ворона с радостью встречать.

Борьба со стихией — путь идиота. Лишь в равновесии стихий ключ к царству УККО.

***

Как понять страсть древних к самоуничтожению, их жертвенность. Способность отдать жрецу свое сердце на ладони. Они знали о Космосе все, что дано было знать. Они не закрывались от знания, как и от необходимой жертвы. Законы Космоса, агрессивной Вселенной, радость и свобода только в Силе, в твоей Силе. И если настало время гибели, то оно настало. Потонули в крови и катастрофах культы древности. Но просветленные ушли, и цикл знания на планете завершился. Откроется ли новый? Хотим ли мы их понимания? Ведь участь наших современников куда ужасней, они не ведают.

Волк просыпался много раз в эпоху разделения и раздора. Не раз поднимал кочевые племена Монголии. Сильные своим Небом черные тумены (тумен — единица монгольского войска, десять тысяч всадников) сметали все на своем Пути.

Воплощение мудрости и свободы, Великой Силы Космоса и Знания. Волк безжалостен к людям, хотя и способен их одарять редкой силой. Немногих способных понять и принять. Хотите уничтожать друг друга, уничтожайте, получите для этого все. Хотите любить — любите.

Медленно растет осознание человека, быстро мы забываем места битв и катастроф, не видим ничего впереди. Лишили себя ясных глаз. Хоть каждый — воплощенный центр Вселенной. Вместе — это стадо, достойное набирающей обороты космической бойни.

Непонимание стихии Волка. И я еще один, и я туда же. В ней все, нисхождение энергий, знаний. В стихии Волка все это есть, но надо сохранить Любовь всем Сердцем. И Ворон по любви тебя найдет и вернет на новый круг познаний. Ни каркнет он, ни разу, а тихо пропоет песню твоей новой жизни.

Волк тоже страдает. Он долго ждет, он знание людям спокойно дает. Всем, кто захочет, столько, сколько сможешь взять. Для чего? Для власти, богатства — остынь в Царстве Мертвых, для Любви — вставай, иди дальше.

Волк любит как Волк, и песню Свободы он тоже поет. Зима минус тридцать. Студеная мгла. Волк кашляет. На небе тихо всходит Луна. Вся стая сидит на безлесном пригорке. Как люди в театре, тихо кашляют волки. Все время настало и песне пора. Все ждет ее! Это Песнь Вожака!

Зима минус тридцать. В краю Волка нет любви. И Ворон на костях уж замерз от тоски. Но песнь все ж несется по бескрайним просторам. В чуме Волка-Шамана дымит костерок. Шаман смотрит вдаль на искрящийся снег. Пьет горькую воду и ждет…

Время Волка. Царство Волка в эпоху Волка. Не хватит ли знаний, люди? Для созидания, для Сердца Любви. Раздвинется мгла, снова осень придет. Ворон проснется и запоет. Пора быть новому лету.

***

Время Волка с непогодой ушло. Вечером развиднелось, и пара воронов долго кружила над скалой. Они пели. Ворон — редкая птица, поет тихо и мягко, и песня его всегда хороший знак. Рваные черные облака — остатки туч, холодный осенний закат. Полная смена энергий и обновление всего. Как удивительно здесь все меняется, стоит только выйти Солнцу. Все это неспроста, холодная ясная ночь. А завтра? Завтра будет ясный и теплый день. Завтра приезжают основные участники экспедиции, и место готовится к встрече с ними.

Как все продумано, Великий! И смысла дергаться нет. Все, впереди вечность и ясность. Каждый, из приходящих сюда, далеко не случайный человек. Это Путь, единственный из всех возможных. Здесь он открывается, пришедшему по зову этого необыкновенного места. Чтобы получить свое индивидуальное понимание, свое Знание, раскрыть то, что внутри. Здесь каждый получает Силу только для собственной реализации, для своего Пути. Здесь нет теорий, нет правил, нет ничего, что связывало или ограничивало человека. Племя живет по своим неписанным законам. Не нарушая того, что нельзя нарушать. Здесь территория внутренней свободы. И правила ее понятны: не навреди, будь в ритме. Просто люби все вокруг. Живи этим восторгом. Открыв в своей душе источник радости, ты непременно уйдешь отсюда обновленным, с новым пониманием.